Комиссия Аухагена. Отзывы

Как обещал, привожу несколько отзывов об упомянутой германской правительственной комиссии проф. Аухагена по изучению результатов русской аграрной реформы начала века. Цитаты интересны сами по себе и приводятся развернутые. История эта была довольно известна. Так её вспоминал руководитель РОВС ген.Е.Миллер: "Зрелым человеком я радовался исключительным успехам России во всех областях государственной и народной жизни в Царствование Императора Николая II, жестоко оклеветанного Русскими же людьми Царя-Мученика.
Устройство крестьянского земледелия, широко открывшее пути к быстрому росту благосостояния 120-миллионной крестьянской массы; колонизация Сибири и Средней Азии в никогда и нигде не виданных размерах; «американский» рост промышленности; внутренней и внешней торговли; переход ко всеобщему обязательному обучению с учреждением ежегодно по 10 тыс. новых народных школ и учреждение многочисленных и самых разнообразных школ для среднего, профессионального и высшего образования, достоинство которого мы особенно оценили, и не мы одни, в тяжкие годы изгнания; усиление военной мощи России и укрепление ее финансового положения; расцвет русских искусств и литературы, победивших весь мир, и, наконец, завершение реформ своего державного Деда привлечением представителей населения к законодательной деятельности — вот краткий перечень главнейших достижений за 20 лет царствования Николая II, вызвавших в 1912 году два грозных предостережения со стороны германских наблюдателей роста России (комиссия проф. Аухагена).
«Если Россия будет невозбранно продолжать так развиваться дальше, то через 10 лет, благодаря своим неисчислимым и самым разнообразным естественным богатствам она станет экономически независимой от всего мира и потому будет в состоянии диктовать мировые цены»; другими словами — «завоюет себе мировую экономическую гегемонию».
И другое, обращенное к германскому правительству:
«ежели война с Россией входит в виды Германии, то ее нельзя откладывать дольше, чем на два года».
Война разразилась в 1914 году, и после тяжких испытаний русская армия к весне 1917 года стояла во всеоружии, готовая одним мощным ударом завершить войну блестящей победой над истомленным врагом.

2ea3666e367b6c6c8136413d62b78060_thu

Ген. Евгений Карлович Миллер (1867-1939), руководитель Российского Общевоинского Союза (РОВС) в 1930-1937 гг., похищен НКВД в Париже и тайно казнён в Москве

Но вскормленные завистниками и традиционными врагами России революционеры и купленные Германией большевики не дали осуществиться блестящему апофеозу и сокрушили все, все повергли в прах, все, что веками создавалось усилиями лучших русских людей под руководством Российских императоров, все ныне уничтожено. Не «одного из малых сих», а весь русский рабочий и деревенский люд большевики соблазнили громкими обманными словами «рабоче- крестьянская власть», во славу которой зверски убили Царя-Мученика и всю Его Семью; «Вся земля — крестьянам» и т. д., играя на самых низменных инстинктах человеческой природы; мало того, они делают все, чтобы вынуть душу из русского народа и, разорив его материально дотла, до голодной смерти и людоедства, довели его в моральном отношении до полного одичания, когда человек человеку стал волком.

В России нельзя встретить улыбающегося лица, в России говорят только шепотом, в России вы не услышите смеха, — вот что говорят нам не подкупленные большевиками иностранцы-свидетели.
Православная вера, родина, семья — вот те три устоя, на которых русский народ строил свою жизнь, свое государство. И им советская власть, олицетворенная коммунистами, объявила беспощадную войну. В моей душе сейчас живут три чувства — безграничная ненависть к большевикам, правящим Россией, надежда, что мне придется участвовать в свержении их власти и вера в грядущее возрождение России".

И.Ильин вообще придавал этой комиссии роковое значение, предполагая, что именно она привела немцев к решению начать войну: "И вот Советская власть отнюдь не продолжает дела русского национального правительства: она не приняла ни его наследия, ни его традиций, ни его целей, ни его способов управления. Напротив, она растратила и погубила наследие Россiи, она попрала её традиции, отреклась от её целей и ввела свои, неслыханные в истории спосбы управления. Тот, кто любит Россiю, может только с негодованием и отвращением следить за этим управлением и никогда не станет «советским патриотом».

Советская власть не приняла государственного наследия императорской Россiи. Это наследие состояло, во-первых, в обширных кадрах государственно мыслящего, опытного и честного чиновничества; во-вторых, в ясных, зрело продуманных, ищущих справедливости и чтущих личное начало в законах, в третьих, в системе учреэждений, строивших русскую национальную жизнь, особенно же в первокласном суде скором, гласном и справедливом. Всё это достояние веков и десятилетий погублено, поругано, отменено и заменено поистине кошмарными порядками…

Iljin02.jpg

Иван Александрович Ильин (1883-1954), публицист, правовед

О русском чиновничестве императорского времени говорилось много ненавистного, вздорного и ложного, верного для эпохи «Мёртвых душ» Гоголя, но преодолённого за вторую половину XIX века. Вот несколько доказательств обратного.

В 1911 году немецкое Общество для изучения Восточной Европы испросило согласие министра Кривошеина посетить Россiю и ознакомиться на местах с ходом великой аграрной реформы П.А. Столыпина. Кривошеин сделал непростительную ошибку и разрешил немцам эту глубокую тыловую разведку. Она состоялась. Комиссия Общества во главе с выдающимися немецкими учёными Зерингом и Аухагеном объездила главные очаги разверстания общины и переселения в Сибирь, вернулась в Германию и доложила правительству Вильгельма Второго, что реформа призводится чрезвычайно успешно и что если дела в Россiи пойдут в таком порядке, то через 10 лет всякая война с Россiей будет безнадёжна. Россiя станет великой крестьянской демократией и всякая революция и войны будут ей неопасны. Тогда в Германии было решено готовить превентивное нападение на Россiю к 1914 году, о чём Государственная Дума была предупреждена одним из её членов в конце 1912 года. В своих докладах берлинский профессор Зеринг (один из лучших знатоков аграрного вопроса в Европе) писал и говорил между прочим: «Реформа Столыпина проводится таким кадром чиновничества, которому могла бы позавидовать любая европейская держава, это всё люди честные, неподкупные, убеждённые в пользе реформы, опытные и знающие»…

Тот, кто сколько-нибудь понимает в государственных финансах, пусть вспомнит замечательную реформу денежного обращения, столь успешно проведённую Витте - она могла удаться только опытному, образованному и честному кадру россiйского чиновничества.

Все отрасли казённого хозяйства цвели в императорской Россiи; русские казённые железные дороги были образцом для всей Европы; винная монополия оправдала себя; государственное коннозаводство было на значительной высоте; судебные подкупы были неслыханны. Русская военная разведка, отнюдь не вовлекавшая в своё дело частных лиц и свободных граждан (как это делается в Европе), изумляла иностранцев своею осведомлённостью: это она подготовила победоносный Галицийский поход 1914 года; это она предупредила лорда Китченера (в 1914 - 1916 гг. военный министр Великобритании) о том, что его ждёт гибель в Северном море от немецкой подводной лодки, что и свершилось, и т. д. А между тем её ведомственное дело требует, как известно, полной неподкупности и самоотверженного патриотизма".

Вообще быстрое развитие России не было секретом и до приезда проф. Аухагена. Английский историк П.Джонсон пишет: "Но именно в Японии и больше всего в имперской России государство начало приобретать совершенно новую роль в жизни нации, проникая во все секторы индустриальной экономики.
В обеих странах, в интересах военного империализма, государство ускоряло темп индустриализации, чтобы догнать экономики более развитых стран. Однако в России господство государства во всех областях хозяйственной жизни становилось центральным явлением в обществе. Государство владело нефтяными месторождениями, золотыми и угольными рудниками, двумя третями железнодорожной сети, тысячами фабрик. На новых землях на востоке существовали и государственные крестьяне . Русская индустрия, даже когда она не являлась государственной собственностью, была сильно зависимой от таможенных барьеров, государственных субсидий, помощи и кредитов, или была во взаимной зависимости с государственным сектором. Связи между Министерством финансов и большими банками были тесными, по их советам назначались государственные служащие. Вдобавок, Государственный банк - отделение финансового министерства, контролировал сберегательные банки и кредитные общества, управлял финансами железных дорог, финансировал внешнеполитические авантюры, работал как регулятор всей экономики и постоянно искал способ увеличить свою власть и расширить свою деятельность. Министерство торговли вело надзор над частными торговыми синдикатами, регулировало цены, прибыли, использование сырья и тарифы перевозок, а также внедряло своих агентов в советы всех акционерных компаний. В своей последней мирной фазе имперская Россия представляла собой крупномасштабный эксперимент государственного коллективного капитализма, причем довольно успешный с виду. Он впечатлял и тревожил германцев. И в самом деле, страх перед быстрым ростом русской экономической (и, значит, военной) мощи был главным решающим фактором, который заставил Германию отважиться на войну в 1914 году. Бетман-Гольвег говорил Рицлеру: Будущее принадлежит России
".
Если вернуться к рассмотрению результатов аграрной реформы и оценить положение дел в сельском хозяйстве, то оно было более чем приличным. Некоторые называют его быструю модернизацию перед войной агротехнической революцией. Реформа была успешной и давала ожидаемые результаты. Она была нацелена прежде всего на укрепление и развитие крестьянского землевладения, прежде всего проводилось землеустройство, позволявшее улучшить его экономику. И успели в этом плане достигнуть многого. С другой стороны это не был самый эффективный с народно-хозяйственной точки зрения путь. По расчётам, например, министра земледелия А.С.Ермолова, более целесообразно было бы укреплять хозяйства крупных землевладельцев, они были более экономически эффективны, давали больше продукта и дохода, причём не только самим хозяевам, но и работавшим на них крестьянам, которые получали во владельческих хозяйствах в среднем сравнительно больше дохода, чем от своих собственных наделов. Ставка на крупные хозяйства была полезна и в плане усиления урбанизации, многим крестьянам было бы выгоднее продать свои наделы и уехать в город, благо безработицы в городах не было. Это подтолкнуло бы индустриализацию. Политика же властей скорее консервировала более отсталое крестьянское производство, которое также, конечно, развивалось, но его модернизация требовала больших усилий и времени.
Понятно, что одним из основных факторов поощрения именно крестьянского землевладения была политическая необходимость. Однако, и тут была обратная сторона. Новые веяния сами по себе создавали дополнительное движение в деревне, которое было на руку разного рода революционерам и оппозиционерам.

 

ЖЖ Е.Михайлова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Дополнительная информация