Ошибка академика Панченко. Дополнение

С академиком А.М.Панченко
С акад. А.М.Панченко
Александр Михайлович Панченко наш, псковский. По матери, корни которой из Локни. Нашёл тут ещё одно изложение его разговора с бабушкой о революции, тут он более чётко высказался про Милюкова, причём нелицеприятно:

"В первой Думе председательствовал профессор Муромцев, москвич, либерал. Братья Петрункевичи там были. Кого там только не было. И все они произносили речи о свободе, о том о сем. Но их довольно быстро распустили. Дело в том, что ни одна Дума ничего толкового не сделала, включая пятую. Ничего. Желаю шестой что-нибудь сделать. Хотя возможности ее чрезвычайно ограничены даже законодательно. В основном чем занимались Думы? Ругали правительство. И не верили ему. Происходит, скажем, еврейский погром где-то на Украине. С трибуны Думы звучит: «Это полиция организовала». Значит, правительство. А потом выясняется, что во многих случаях никто не организовывал, а просто проявилась дикость, темнота и необузданная ярость тех, кто устроил погром. И кто-то из депутатов говорит: «Надо комиссию послать, проверить, кто организовал!» Другой: «И так ясно, что полиция организовала! Чего проверять-то?!» Вот вам уровень рассуждений Думы. А знаменитая речь Милюкова в четвертой Думе 1 ноября 1916 года? Это был, кстати, сигнал к революции. «Что это, глупость или измена?» — таков, кажется, рефрен его речи. Милюков был средний ученый, но неплохой оратор. Но то, что он делал, это абсолютно безнравственно.

Я вот вам расскажу про свою бабушку, которая тогда тоже жила в Петербурге. Моя бабушка была из простых. Не так давно она умерла на десятом десятке. Как-то она сидит, читает Достоевского. А я с ней любил поговорить. «Бабушка, — спрашиваю, — ну, вот революция была февральская. И говорили, что царица спит с Распутиным и из Царского Села идет в ставку Вильгельма кабель, по которому все наши секреты передаются. Это ж все неправда. Царица не спала с Распутиным, и кабель не шел». Бабушка посмотрела на меня, а я уже профессор был. «Я, — говорит, — тебя люблю, ты у нас профессор, но запомни: царица с Распутиным спала, и кабель шел. Все. Иди отсюда». Я и пошел. И думаю: «Во! Работа Милюкова!».

Так что мне нужно внести коррективу - всё-таки пиетета к Милюкову у Панченко не было. В этом же интервью были и другие интересные места, например:

"Мне повезло — я учился у профессоров, которые окончили университеты до революции. Борис Викторович Томашевский — один из любимых моих учителей. Он в Льеже кончил политехникум, а потом в Сорбонне — филологию выучил. Его даже однажды хотели изгнать. А тогда можно было либо расстрелять, либо не трогать. Его прогнали с филфака, но, кажется, только на один семестр. И он сказал: «А мне плевать! Мне что поэтику-стилистику читать, — которую он нам читал, — что высшую математику — все равно». И в ЛИИЖТ пошел читать высшую математику. Но начальники наши посмотрели-посмотрели: расстрелять? Решили не расстреливать… «Ну, тогда возвращайтесь, Борис Викторович!» Ну, он и вернулся, и снова стал читать поэтику и стилистику.
Но заметьте, чем мы занимались? Я еще изучал ОМЛ — основы марксизма-ленинизма. Были и какие-то другие дисциплины, но я уехал учиться
в Прагу и — признаюсь в этом грехе — взял бумажку из деканата, какие я сдал дисциплины. Напечатана она была на пишущей машинке. Я смотрел-смотрел на нее и впечатал: «диалектический материализм», «исторический материализм» и еще что-то, но честно поставил себе — четыре. Там были просветы, было куда впечатать. Поэтому я эти предметы не изучал. Господь миловал. Но смотрите: научный коммунизм, научный атеизм… К
ак может быть научным атеизм? Разве может быть научная вера в Бога? Не может быть. Значит, и неверия не может быть научного. А мы расплодили преподавателей этих несуществующих наук. Это к слову о дилетантстве.

Трагедия русского города в том, что его наводнили деревенские дети, у которых в доме не было ни одной книги. Их приняли в университеты
и читают лекции по подобным дисциплинам, а им один хрен — это Блес Паскаль или Карл Маркс. Он послушает этот бред и думает, что так и есть на самом деле. А на самом деле девяносто девять процентов книг — это вздор и ложь. Это опять-таки насчет нашей цивилизации и культуры…
"

Ещё: "И белые, вообще, не могли победить. Тут было несколько причин. Во-первых, это выдумки, что четырнадцать держав на нас наступали, а большевики, красные всех разгромили. Это чушь. Какой-то греческий батальонишко высадился в Одессе… Это величайшее заблуждение, что Европа нам будет помогать. У меня есть друзья во многих странах Европы, кое-где я бывал. Люди-европейцы нам помогать будут по личным контактам, по благотворительности. Политики — это совсем другое дело. Они же бросили на произвол судьбы Белое движение. Та же Антанта. Оно само по себе победить не могло. А почему бросили? Во-первых, потому, что был колоссальный взрыв ненависти к барам. А белые же все были баре какие-никакие. А во-вторых, западным странам было выгодно выбить Россию, как конкурентоспособную державу. В каком угодно отношении: в экономическом, торговом, военном. А сейчас, вы думаете, им не выгодно? Выбить такое большое, огромное государство. Конечно, выгодно. И денег нам не дает валютный фонд. Только обещает. Мы ездили, просили, договаривались, принимали решения… И нелепо ждать другого. Не дадут. Ну, немножко дадут. Как на паперти, нам подали пятак, а больше не дадут"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Дополнительная информация