Николай 2, Сталин, мобилизация

Народу вбили в голову, что Россия несёт чуть ли не основную долю вину за начало Первой мировой войны из-за того, что она объявила 18 (31 по новому стилю) июля мобилизацию. Дескать, не было бы мобилизации, не было бы войны. Зато про 1941 г. говорится, что Германия напала "без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу". И то, и другое не соответствует действительности. Как, впрочем, и концепция Виктора Суворова о том, что Гитлер просто успел предупредить советское наступление. Она имеет право на существование, но только частично, так как намеренно не учитывает международный контекст.

В 1914 г., конечно, русская мобилизация дала Германии предлог начать войну, но не более того. Инициатива в развязывании мировой войны полностью принадлежала Германии, о чём и говорит знаменитая статья 231 Версальского мирного договора: "Германия и ее союзники ответственны за причинение всех потерь и всех убытков, понесенных Союзными и Объединившимися Правительствами и их гражданами вследствие войны, которая была им навязана нападением Германии и ее союзников". На самом деле, понятно, Франция и, особенно Англия, также несут свою долю ответственности, но при всём при том, без желания Германии война не началась бы.

Естественно, немцы, акцентировали факт русской мобилизации, чтобы оправдать свою агрессию, нынешние чудаки, повторяют германскую пропаганду просто из русофобии или в лучшем случае из-за непонимания азбучных истин политики. Для того, чтобы разобраться, сравним с положением дел в июне 1941 г.

Вопреки утверждениям Советов, Германия в ноте своего МИДа от 21 июня 1941 г., выдвинула целый ряд конкретных претензий, среди которых – сюрприз, та же самая мобилизация. Немцы указали на то, что «Русские войска все ближе продвигаются к германской границе, хотя с германской стороны не было принято никаких военных мер, которые могли бы оправдать подобные действия русских. Только такое поведение русских вынудило германский Вермахт принять контрмеры». И, наконец, «…...Если ещё и существовали самые ничтожные сомнения в агрессивных целях сосредоточения русских войск, то они окончательно исчезли после тех донесений, которые получило верховное командование Вермахта в последние дни. После проведения в России всеобщей мобилизации, против Германии сосредоточено сегодня не менее 160 дивизий. Результаты наблюдений последних дней показывают, что группировка русских войск, особенно моторизованных и танковых соединений, произведена таким образом, что русское верховное командование может в любой момент перейти к агрессивным действиям на разных участках германской границы».

Как видим, то же самое обвинение. Посмотрим на факты. По мобилизации 18(31) июля в России было призвано 3 млн. 135 тысяч человек, вместе с 1 млн. 423 кадровых войск численность русской армии должна была составить 4 млн. 538 тыс. чел. В СССР, действительно, была фактически проведена скрытая мобилизация. На 1.01.1937 Красная армия по списку насчитывала 1 млн. 518 тыс., 1.09.1940 г. – 3 млн.423 тыс., 22.06.1941 – 5 млн. 081 тыс.

То есть СССР провёл скрытую мобилизацию и имел уже в войсках более 5 млн., тогда как в 1914 г. Россия перед началом войны имела в армии только 1.4 млн. и только призвала ещё 3.1 млн.чел., которым надо было ещё попасть в свои воинские части. К тому же скрытая мобилизация опаснее, чем открытая, ведь, она позволяет ударить неожиданно. Тем не менее, хотя претензия Германии вполне адекватная, СССР, действительно, угрожал её безопасности, это не снимает с неё вины за начало войны.

Тем более такой вывод относится к России в июле 1914 г. Поэтому крайне странно выглядят те личности, которые с одной стороны мечут гром и молнии по адресу Гитлера и одновременно оправдывают кайзера Вильгельма. Кайзер, надо сказать, был выдающимся государственным деятелем своего времени. Можно сказать, передовым, под его руководством Германия вела грандиозную войну в весьма сложной обстановке. Но его решение начать эту войну привело Германию к катастрофе. Его, понятно, заманили в ловушку, но тем не менее у него был выбор. А вот у Николая 2 в тех условиях особого выбора не было. Или рисковать полным разгромом и тянуть с мобилизацией, или просто сдать ценного союзника и тем самым разрушить систему своих союзов и фактически провоцировать конкурентов наращивать давление на Россию, которая становилась бы всё слабее и слабее. Николай 2 принял вызов и, как оказалось, сделал безошибочный ход. В преддверии фактически неизбежной войны он занял максимально сильную позицию. В любом случае мобилизация не являлась причиной войны, которая, кстати, была начата Австро-Венгрией за 3 дня до русской мобилизации нападением на Сербию. Вполне можно согласиться с министром иностранных дел России Сазоновым, так отреагировавшим на вручение германским послом Пурталесом ноты об объявлении войны: "Назвав произошедшее преступным деянием, он заявил, что проклятие народов падет на Германию. Пурталес не постеснялся произнести в ответ, что немцы защищают свою честь. Сазонов продолжил тем же тоном: «Ваша честь не была затронута. Вам хватило бы одного слова, чтобы предотвратить войну, но вы не пожелали этого. В ответ на все мои усилия спасти мир вы не оказали мне ни малейшей помощи. Однако такова Божья воля!»

Даже Ленин писал: «Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборо­нительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупре­ждая новые вооружения, уже намеченные и предрешённые Россией и Францией».

В дополнение можно привести примеры проведения всеобщих мобилизаций Швейцарией в 1914 и 1939 гг., Швецией в 1940 г., Турцией в 1942 г., которые не привели к вступлению этих стран в войну. Да и та же Турция в 1914 г. провела мобилизацию 2 августа, но объявила нейтралитет и только в конце октября немцы её фактически вынудили её напасть на Россию.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Дополнительная информация