Фестиваль проведен, потери пять роялей

Не откликнулся вовремя на музыкальный ежегодный фестиваль "Крещендо", исправляюсь. Самое главное в этом событии, то, что оно происходит. Происходит благодаря нескольким людям, прежде всего Д.Мацуеву и Д.Смелянскому. И, само собой, благодаря губернатору А.Турчаку, решением которого "Крещендо" стал частью псковской культурной жизни. Наряду с театральным фестивалем и праздником поэзии в "Михайловском" "Крещендо" задает некую планку, причём высокого уровня и на постоянной основе, чем оказывает области неоценимую услугу в культурном развитии. Конечно, ориентирован фестиваль классической музыки на подготовленного зрителя, то есть на людей с достаточной подготовкой, но таковой зритель в Пскове есть, достаточно, чтобы заполнить зал. Из публикаций по теме самая любопытная, как обычно, в "Псковской губернии". Хотя автор Алексей Семенов и нарочито сурово настроен к АПО и к мероприятию, прочитать небезыинтересно: "Истина в огне

Высокое искусство потому так и называется, что умеет подниматься над схваткой или мышиной вознёй

«И так будет каждый год», - заявил арт-директор музыкального фестиваля «Crescendo» Денис Мацуев, когда закрывал псковскую часть фестиваля в прошлом году. Пока его слова сбываются. Правда, дается это дорогой ценой.

Цена успеха

 

Дирижер Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» Юрий Башмет. Фото: Псковская областная филармония

Еще за несколько дней до открытия VII фестиваля «Crescendo» к Большому концертному залу Псковской областной филармонии тянулся ров, через который был переброшен деревянный мостик. Похоже, такой же шаткий мостик соединяет нашу культуру и наше бескультурье. Всё балансирует на грани здравого смысла, хорошего вкуса, полного бесстыдства и дорогого удовольствия. Ремонт в БКЗ провести успели. Примерно 7,5 миллионов рублей ушли на замену светового и звукового оборудования и ремонт сцены. Установка автоматической системы пожаротушения и замена вентиляции обошлась в 8 миллионов рублей. Ров под мостиком нужен был для того, чтобы подвести воду. Как показывает печальный опыт, без воды в филармонии роялю делать нечего.

Мировой рекорд

За неполный год для псковской областной филармонии приобрели два рояля «Steinway» стоимостью 5 миллионов 200 тысяч рублей каждый. Это рекорд страны. Первый рояль обуглился во время прошлогоднего пожара. Похоже, превращение музыкального инструмента в вещдок – одна из особенностей современной псковской музыкальной культуры. Перформанс для узкого круга лиц. За пять лет (с 2006 по 2010 год) в Пскове сгорело пять роялей. И это уже рекорд мира. Уголовные дела прочно увязли в экспертизах, виновных так и не установили, но причастных на всякий случай наградили. А председатель областного комитета по культуре Александр Голышев вскоре после декабрьского пожара избавился от унизительной приставки «и. о.» и вновь стал полноценным председателем.

То, что он на своем месте, Александр Голышев еще раз доказал 24 сентября 2011 года, когда вместе с Денисом Мацуевым и генеральным продюсером фестиваля Давидом Смелянским открывал «Crescendo-2011».

Александр Голышев повел себя как опытный чиновник современного типа. Не сумев предотвратить пожар в филармонии, руководитель областного комитета в актив действующей власти отнес суммы, потраченные на восстановление поврежденных объектов. Умение публично и без смущения превращать минусы в плюсы – признак высокого класса. Так что соло Александра Голышева, в определенном смысле, было не чуть не хуже, чем последующая игра Дениса Мацуева на рояле.

Ручная работа

Пианист, арт-директор фестиваля «Crescendo» Денис Мацуев. Фото: Псковская областная филармония

24 сентября 2011 года Александр Голышев вышел на сцену БКЗ не с пустыми руками, а с билетом на тот самый несостоявшийся концерт, назначенный на 26 декабря 2010 года. Именно в тот день петербургский пианист Пётр Лаул должен был отметить в Пскове презентацию рояля «Steinway» исполнением музыки Шопена. Но зажигательный концерт начался двумя днями раньше, 24 декабря. Похоронным стал не какой-нибудь допотопный марш Шопена, а звук пожарных сирен, под которые рояль, доставленный из Гамбурга, вначале обуглился, а потом принял на себя потоки воды. При этом с него не успели снять даже фирменную ленточку. Ленточка сохранилась неплохо. Остальная часть рояля выглядела значительно хуже. Таким образом, рядовой для мировой музыкальный общественности несостоявшийся концерт вошел в историю и быстро оброс слухами. Один рояль «Steinway» создается несколько лет. Чтобы уничтожить рояль, потребовалось полтора часа. Надо иметь в виду, что почти вся работа по созданию рояля «Steinway» - ручная. Хвойные деревья используются для изготовления резонансной деки, лиственные – для корпуса, американский тополь – для крышки рояля. Но и псковские пожары – тоже рукотворная работа. Кто-то недосмотрел, кто-то перегорел, кто-то нагрел руки.

«Для нас, пианистов, зрелище сгоревшего рояля является одним из самых шокирующих, - сказал, узнав о пожаре, пианист Пётр Лаул. – Это как будто живое существо сожгли». В общем, «Steinway» сгорел мученически, словно на костре инквизиции. Вот только во имя чего принесена была эта жертва?

Дымовая завеса

Таким образом, фон для «Crescendo-2011» получился очень своеобразным. Из-за дымовой завесы то и дело проступали неприглядные черты. Но из той же завесы вырывалась музыка высокой пробы. Некоторых псковских зрителей, сумевших попасть на труднодоступные концерты, это приводило в смущение. Как относиться ко всему происходящему? Чего здесь больше – пускания пыли в глаза или высокого искусства? В этих обстоятельствах, как и положено, все решало исполнительское мастерство. И оно было по-настоящему высоким. Высокое искусство потому так и называется, что умеет подниматься над схваткой или мышиной возней. Концерт начали с «Праздничной увертюры» Дмитрия Шостаковича, в которой рояль не звучит. Так что «Steinway»-дебютант еще некоторое время стоял в ожидании и сверкал.

Фестиваль «Crescendo-2011» начал разбег под фанфары. Музыканты Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» во главе с Юрием Башметом и зрители в зале словно бы образовали вокруг рояля хоровод. И уже во время исполнения Концерта № 1 для фортепиано с оркестром, до-минор, Oр. 35 Дмитрия Шостаковича стало понятно, что оркестр под руководством Башмета – лучший из оркестров, приезжавших в Псков на фестиваль «Crescendo». С исполнения этого произведения Денис Мацуев открыл концертную жизнь филармоническому роялю «Steinway» (сгоревший в 2006 году чешский рояль «Petrof» в свое время в Пскове презентовал недавно ушедший знаменитый пианист Николай Петров).

Раскованная музыка


Концерт № 1 Дмитрий Шостакович написал в 1933 году, то есть до того, когда газета «Правда» обвинила композитора в том, что в его опере «Леди Макбет Мценского уезда» «музыка крякает, ухает, пыхтит, задыхается». Однако если исключить из текста зловещий оттенок, то можно согласиться с газетным анонимом: новаторская раскованная музыка Шостаковича очень часто не только убаюкивает или зовет на подвиг, но и, действительно, когда надо, крякает, ухает, пыхтит и задыхается. В этом и есть ее жизнь, ее сила.

И здесь нужны музыканты уровня Дениса Мацуева и оркестра «Новая Россия», чтобы правильно донести до слушателя то, что написал Шостакович. Не менее важную роль во время исполнения Концерта № 1 сыграл и солист-трубач Сергей Стрищенко. Прежде чем уйти за кулисы, Денис Мацуев и Юрий Башмет, усевшись на один стул, сымпровизировали на рояле на тему «Подмосковных вечеров» Соловьева-Седого. Это была какая-никакая компенсация за отсутствие в этом году в Пскове джазового «Crescendo».

Пёстрая лента

Денис Мацуев и Юрий Башмет довольны собой и фестивалем. Фото: Псковская областная филармония

После перерыва «Новая Россия» и зрительный зал погрузились в позапрошлый «золотой» век вместе с Симфонией № 5, ми минор, Op. 64 Петра Чайковского. Самокритичный Чайковский в одном из писем прошелся по этой симфонии безжалостно. «Симфония оказалась слишком пестрой, массивной, неискренней, растянутой, вообще очень несимпатичной», - написал он (хорошо, что она не «крякала, ухала, пыхтела и задыхалась»). Как показало время, Чайковский погорячился. Хотя «побочных эффектов» в ней действительно достаточно. Однако главная тема симфонии прослеживается явственно – это тема судьбы. Симфония № 5 начинается за упокой – траурным маршем, а заканчивается бодро, торжественно, почти победоносно. Но Юрий Башмет и его оркестр не удержались и продолжили победоносное шествие, сыграв на бис «Венгерский танец» Аллегро мольто Брамса.

И совсем уж напоследок прозвучала веселая пьеса «Tico-Tico no Fuba» («Воробей на кукурузной крупе») бразильского композитора Зекинья де Абреу. Кто только не исполнял эту бразильскую мелодию в стиле «choro» - от оркестра Джеймса Ласта до Чарли Паркера. Вот и оркестр «Новая Россия» отметился. Этот эстрадный номер был компенсацией для зрителей за «трудного» Шостаковича и душный тесный вестибюль. Следующие два дня фестиваля «Crescendo» показали, что открытие Большого концертного зала филармонии после ремонта стало не единственным открытием в новом музыкальном сезоне.

Продолжение обзора тут"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Дополнительная информация